сентябрь

GURNAL.RU Редакция
CОБЫТИЯ ИНТЕРВЬЮ ОТЕЧЕСТВЕННЫЕ КАРТИНКИ ОБЗОРЫ/ КНИГИ ФИЛЬМЫ СD

 

от редактора 2004 ОКТЯБРЬ >> Скандальная выставка Али Есипович в Русском Музее / Cергей Полотовский / Cекс, как достижение среднего класса / Лев Лурье. Поэт, тиран, шпион / Беттина Реймс. Карьера фотографа / Александр Поздняков - Сергей Курехин / Беседа, которая ждала публикации 10 лет/ Михаил Стрельцов. Фотографии к подписям / Валера и "Короли ночного кунилингуса" / Павел Крусанов. Действующая модель ада. Террор в России первого десятилетия XX века. расные бригады" : Ненависть к коленным чашечкам / Дмитрий Генералов. Небесный капитан как могильщик Голливуда / 15 фильмов, смотреть в октябре / Марина Ковалева-Новикова. 7 книг: читать в октябре / Алексей Худяков.Обзор СD/ Cлушать в октябре/ Скачать >> / Обзор модных журналов: Playboy, Men's Health, GQ, FHM , Караван Историй, Forbes / Павел Симонов. БМВ которую никто не догонит. Шесть часов за рулем уникального BMW M3 E36 cabrio / Какие фильмы не пропустить на неделе/ на сайте и подписка / Муля и Попят. Комикс /

Подписаться >> Для подписчиков >>

Марина Ковалева-Новикова

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Читать в октябре

 

 

 

 

 

Бенаквиста Т. Всё для Эго. М.: АС

В японской литературе очень популярен жанр рассказа в рассказе, когда собираются несколько человек и рассказывают друг другу детективные или таинственные истории. Так и персонажи сборника "Всё для Эго" как будто объединились в какой-то необычный клуб, чтобы поведать о происшедших с ними необычных вещах. Но это не клуб любителей детектива или сказок о привидениях, это клуб обыкновенных, людей толпы. У некоторых из них даже нет имён. Мы видим окружающий мир глазами персонажей, но не видим их самих. Нет лиц, есть только голоса и истории.
Лоран Обье из "Чёрного ящика" попал в автомобильную катастрофу, и, благодаря медсестре, записавшей его бред во время комы, неожиданно встретился со своим подсознанием. Ему открылись тайны не только прошлого, но и будущего. Мастер по ремонту копировальной техники приоткрыл "двери восприятия" и подсел на собственное подсознание, как на наркотик. И всего несколько мгновений общения со своим внутренним "я" чуть не свели его с ума. Как едва не свела с ума здорового и жизнерадостного инженера его любимая и так, казалось, хорошо знакомая жена, вообразившая, что муж впал в депрессию. Она настаивала на визите к психоаналитику, и неизвестно, чем бы всё закончилось, если бы он не ошибся дверью и не обрёл неожиданное счастье и покой.
Романы и рассказы Тонино Бенаквисты можно не просто с удовольствием читать. Их нужно дочитывать, чтобы в полной мере ощутить тот самый горько-сладкий привкус талантливой иронии, которой на самом деле полна наша жизнь. Французский писатель один из немногих, кто способен почувствовать и передать на бумаге, как иногда судьба подшучивает над людьми, озаряя будничную жизнь журналиста маленькой радиостанции Алана Ле Геррека героя рассказа "Петиция" ярким, но безумным днём и отнимает у него, может быть, единственный шанс спасти невиновного. Всего несколько секунд торжества выпало на долю безымянного героя "Времени блюза", н за эти мгновения он смог преобразить окружающий мир, остановив дождь и заставив выглянуть солнце.
Бенаквиста большой мастер создавать странные и смешные ситуации, Его герои не менее талантливы и непредсказуемы в поисках выхода. И только один из них совсем не рад выпавшим на его долю пятнадцати минутам славы. Для мальчика-вундеркинда из рассказа "IQ", вообразившего себя Богом и вершителем судеб. Для него мгновения торжества и власти продлятся слишком долго. Ему нет места в толпе.

 

Медведева Н. Мама, я жулика люблю: Роман. СПб.: Лимбус-Пресс, 2004.


Трудно представить себе, что Наталья Медведева могла бы написать не автобиографичный роман. Она сама по себе персонаж некоего романа под названием Русская или Советская литература. Каждое её появление на публике всегда было неким фактом искусства. Можно по-разному относиться к образу этой женщины, но она никого не оставляла равнодушным. Можно забыть массу прочитанных книг, но не роман о ленинградской юности Наташи Медведевой, написанный ею в Париже спустя десять лет. А, может быть, это вовсе и не юность, а несчастное детство, искаженное ранним половым созреванием.
Один мой знакомый сказал, что "поругал бы" этот роман. Да, Медведку, как называют её друзья, есть за что пожурить. К четырнадцати годам у неё тело женщины, ум и мироощущение подростка, не желающего понимать и принимать никого, кроме себя, и столько любовников, что не хватает пальцев на руках и ногах. Она ругается матом. Это выразительного средства не чурается и взрослая Наталья Медведева - автор. А сколько авторов мужеского пола его не чураются. Но из уст этой дамы такие слова звучат не просто экстравагантно, но и к месту.
Бесшабашную гопницу (так называла девушек, ведущих образ жизни, подобный наташиному, моя мама) в своё время неожиданно настигает любовь. Её герой прекрасен, талантлив и храбр, как настоящий принц, но осторожен, как успешный и умный фарцовшик и спекулянт в СССР начала семидесятых. И как не пытается убедить тридцатилетняя женщина, что в четырнадцать полюбила безумно и бескорыстно… Думаю не всем девчонкам в её возрасте можно было вскружить голову походами по "кабакам", когда туда стоит очередь: а любимый пихает швейцару трёшку - "и мы уже сидим за столиком". В романе много красок той, ушедшей навсегда, жизни, погубившей наташину любовь. Жизни, от которой повзрослевшая героиня, спустя годы и уже вне романа, будет искать спасения в Париже. Но и во французской столице преследуют за совращение несовершеннолетней, осуждающе смотрят на курящих подростков Трагическая и растоптанная системой любовь была всегда и везде. И Наталья Медведева создала настоящую, живую, как народная песня, лишенную ханжества и талантливу прозу во славу этой любви. И научила сопереживать чувствам именно её, далеко не идеальной героини, а вовсе не неудобоваримому суррогату, признанному какое-то время назад Национальным бестселлером. Но прежде, чем ваши дочери-подростки возьмут в руки роман Медведевой попробуйте всё таки вложить туда ещё и Джейн Остин.

 

Лукьяненко А., Васильев В. Дневной дозор. Роман, М., Издательство АСТ, 2004.

Сюжетно роман является продолжением "Ночного дозора", на самом деле это скорее некий перевёртыш, где слово предоставлено Тёмным силам. Тёмные тоже лю... тоже имеют право на существование. Убедительно доказать, что без Тьмы нет Света оказалось нелёгкой задачей. И слов потребовалось больше и количество авторов пришлось удвоить.
В первой части романа "Посторонним вход разрешен" (названия глав всё больше напоминают названия романов Дарьи Донцовой - к содержанию отношения не имеют, но звучат эффектно и парадоксально) повествование ведётся от лица молодой, но многообещающей ведьмы Алисы Донниковой. Читатель помнит её по "Ночному дозору" , где она сыграла небольшую, но роковую роль в судьбе главного героя. Здесь Тёмная Иная предстаёт персонажем лирическим, вызывающим сочувствие. У неё тоже проблемы: мать - скандалистка, провал на службе, любимый (ни больше, ни меньше - шеф Дневного Дозора Москвы Великий Маг Завулон) уже год не смотрит в её сторону. Да ещё во время последней операции Дневного дозора она отдала всю Силу: есть, отчего загрустить несчастной ведьме. Глава написана в стиле дамского романа, сдобрена эротической сценой (в истории о Светлых авторы себе такого не позволяют). Колдунья может быть обыкновенной женщиной (или наоборот). "Заботливый" шеф отправляет её отдохнуть к морю, в детский лагерь - свежих сил поднабрать. Там она влюбляется в обыкновенного, как ей кажется, молодого человека. Но выясняется, что он Светлый маг, и дуэль между влюблёнными неизбежна. Алиса погибает. Но это только завязка грядущих конфликтов, а смерть ведьмы - только звено в цепи событий, приведших к новому столкновению Сил Света и Тьмы. Но, как и в предыдущем романе, всё сведётся скорее к воспитательным беседам, этическим и идеологическим спорам. Их здесь ещё больше и они ещё утомительны, несмотря на то, что проходят в основном в пивных ресторанах живописной и полной тайн Праги.
Вторая часть романа, как и в "Ночном дозоре" оживлена появлением загадочного персонажа, который и сам-то не помнит, кто он, зачем прибыл в Москву и почему вмешался в противостояние Дозоров. Нужно отдать должное авторам, до самого конца читатель не знает, кто этот Маг, взявшийся ниоткуда и стремительно набирающий силу. Но появляется Антон Городецкий, прошедший горнило нравственных испытаний, твёрдо и даже агрессивно вставший на путь Света, и не очень героическим усилием разрешает сложную ситуацию, как всегда, справедливо, но неоднозначно. Каждый Дозор остаётся при своём. Тёмные лишаются сильнейшего артефакта и возможности нарушить равновесие. А Великая Светлая Волшебница лишилась сил в пылу мести за любимого (зачем же её в прошлом романе так тщательно тренировали на самообладание, столько народу волшебного погубили).
Ну а третья часть воспитательно-разъяснительная. Спорят за кружечкой прекрасного чешского пива Антон Городецкий и Эдгар, неожиданно вышедший на первый план Тёмный Иной, что лучше - Свет или Тьма. Долго спорят и не напрасно. Тёмному удалось разгадать коварный план Завулона. Не так, оказывается, было важно воскресить с помощью артефакта могучего демона - это только отвлекающий манёвр. Целью Шефа Дневного дозора было уничтожение возлюбленного Алисы, сгинувшего в Сумраке. Простому оперативнику Ночного дозора была назначена особая миссия - воспитание нового Мессии. Так что зачать то Спасителя зачнут - , двухтысячный год на носу, а вот воспитывать будет некому, и что из него вырастет - неизвестно. Хотя, кто знает, что там будет в следующих романах. Вам интересно? Мне - нет.


Колин Баттс Ибица - это глагол: Роман. - СПб.: Издательство "RED FISH", 2004. Перевод с английского Саша Найдич.

Дословно название этой книги звучит как "Гарри всё ещё в лодке?" или "Гарри всё ещё наплаву?" Гарри - это не только имя, но ещё и жаргонное словечко обозначающее мужской член или чаще сперму. Этим двум богам починена жизнь героев романа, знакомых по роману "Ибица" (на самом деле он называется "Гарри наплаву") и вновь прибывших гидов туристической кампании "Молодые и холостые". Они танцуют, выпивают, принимают наркотики, но всё это где-то на втором плане. А ещё им приходится работать - тоже неплохая возможность завести необременительную интрижку или просто кого-нибудь трахнуть.
Новый сезон - новые приключения. Едва оправившись от прошлогодних потрясений, агентство "Молодые и холостые" оказывается в центре очередной интриги. Крупная корпорация хочет купить кампанию. Но у "М.иХ." есть конкурент - "Клуб грешников". Брэду, Грегу и их новым подопечным предстоит доказать, что они - лучшие гиды на Ибице. А кому-то из парней предстоит доказать, что он достоин приза за сексуальные подвиги - Золотого Члена. Борьба идёт с переменным успехом. Оно соревнование постоянно мешает другому. Острые и нелепые ситуации следуют одна за другой. Роман стоит того, чтобы потратить несколько часов унылого осеннего вечера, окунуться в жаркую атмосферу бесшабашного летнего отдыха и полюбоваться как блестяще герои выходят из свалившихся на них передряг. Произведение достойное серии, в которой оно выпущено. Надеюсь, героям в своё время легче будет отказаться от экстази и кокаина, чем читателю от приятного обращения к продолжению. Пока все наплаву, и даже Гарри.

Бенджамен Хофф. Дао Винни-Пуха: Эссе / Пер. с англ. Л.Высоцкого; илл. Эрнеста Г. Шепарда. Спб.: Амфора, 2004. 214 с. Тир. 5000 экз.

В представленной нашему вниманию книжице, более двадцати лет назад прославившей на весь мир её автора - фотографа, музыканта, бакалавра искусств и доморощенного философа из американской глубинки - Бенджамена Хоффа, последовательно и, в то же время, ненавязчиво и с большим юмором доказывается тот тезис, что величайшим представителем древнекитайской философии даосизма на Западе был не кто иной, как всем нам с детства знакомый и горячо (благодаря по сей день не превзойденному переводу Бориса Заходера и по ту же пору не переплюнутому исполнению Евгения Леонова) любимый персонаж классической английской литературы для детей, а именно - вечно попадающий в какие-то передряги, но неизменно из них выбирающийся со свойственным только ему жизнелюбием и талантом поэта-песенника; самый глупый и, в то же время, самый обаятельный медвежонок на свете; мечта всех детей и тайный идеал людей взрослых, но не утративших свежести восприятия - единственный и неповторимый Вини-Пух.
Основные постулаты даосизма, сформулированные Лао-Цзы два с половиной тысячелетия назад, а именно - быть верным своей природе и никуда не спешить; предоставить проблемам решаться самостоятельно, а делам самостоятельно делаться; находить во всём приятную сторону и никогда не переживать по поводу того, что уже произошло или должно случиться - как нельзя лучше подтверждаются всем жизненным опытом маленькой плюшевой игрушки, которую в начале двадцатых годов прошлого века подарил на день рождения своему сыну Кристоферу Робину довольно средний английский писатель Александр Алан Милн, изменив тем самым не только собственную судьбу, но и картину всей детской литературы последующих десятилетий.
Милн вошел в историю как "гениальный автор двух книжек о Вини-Пухе", его сын на всю жизнь остался "тем самым Кристофером Робином" - даже став профессором филологии он воспринимался окружающими как "мальчик пяти с чем-то лет", а поколения благодарных читателей всех возрастов не устают перечитывать одну из величайших книг, когда либо написанных для детей, и находить в ней всё новые и новые смыслы.
Одно из последних достижений на этой ниве - весёлая и мудрая книжка Бенджамена Хоффа, в которой (счастливая находка издателей!) такими уместными выглядят изумительные рисунки первого иллюстратора "Вини-Пуха" - английского художника Эрнеста Г. Шепарда.

Людмила Улицкая. История про кота Игнасия, трубочиста Федю и Одинокую Мышь / Илл. Светланы Филипповой. М.: Издательство Эксмо, 2004. 64 с. Тир. 15000 экз.
Людмила Улицкая. История о старике Кулебякине, плаксивой кобыле Миле и жеребёнке Равкине/ Илл. Светланы Филипповой. М.: Издательство Эксмо, 2004. 48 с. Тир. 12000 экз.

Может быть величайший из ныне здравствующих русскоязычных прозаиков - Людмила Улицкая - обратилась к новому для себя жанру - детской литературе. В двух её сказках фигурируют: Одинокая Мышь, покупающая на рынке кота и ставящая ловушки, чтобы извести покушающегося на её запасы крошечного трубочиста Федю; прожорливый, но галантный Таракан, ведущий широкую адвокатскую практику; весёлый и добрый жеребёнок Равкин, как никто умеющий играть на дудочке, петь романсы, ходить на передних ногах и мечтающий о цирковой карьере; его плаксивая и франтоватая мама - пожилая кобыла Мила, обожающая булочки с маком и прекрасно играющая в шахматы со стариком Кулебякиным, главная цель которого - сделать так, чтобы всем было хорошо.
Стоит ли говорить, что, в конце концов, все они обретут свое тихое, понятное и такое человеческое счастье.
Мастер тончайшей и невероятно обаятельной психологической прозы, Улицкая и на территории условнейшего из жанров - волшебной сказки - остаётся верной себе: все её персонажи прописаны не только с огромной любовью, но и с величайшим пониманием их, зачастую, весьма непростых характеров. Мы видим, как присущие им недостатки превращаются в достоинства, когда богатая на выдумки жизнь начинает подкидывать поистине сказочные, иногда - весьма жестокие испытания.
Улицкая не сюсюкает со своим маленьким читателем, вслед за величайшими сказочниками прошлых эпох и самым гениальным из них - Гансом Христианом Андерсеном - она вводит его в сложный, не всегда радужный, но всегда манящий и удивительный мир окружающей действительности, где любая мелочь может послужить отправной точкой для увлекательного путешествия в неведомое.
Просто здорово, что современные книжки для детей становятся такими, как эти две новинки от издательства "Эксмо" - невероятно красивыми (чудесные иллюстрации Светланы Филипповой заслуживают отдельной рецензии!), мудрыми и помогающими маленькому человеку без боязни и с увлечением приступить к исследованию большого мира.

Рэй Брэдбери. Вождение вслепую: Рассказы / Пер. с англ. и примечания Елены Петровой. М.: Издательство Эксмо, СПб.: Издательство Домино, 2004. 272 с. Тир. 4000 экз.

Рэй Брэдбери давно уже известен русскоязычному читателю, как величайший мастер американского рассказа второй половины прошлого века. Поговаривают, что Советский Союз задолжал этому писателю что-то около пятисот миллионов долларов за издание его книг без учёта авторских прав. Хороши невероятно и повести Брэдбери, а вот единственный его ранний роман-воспоминание - "Вино из одуванчиков" - производит, скорее, сумбурное, какое-то неоднозначное впечатление. Складывается ощущение, что как и другой величайший "рассказчик" - начала прошлого века - А.П. Чехов, Брэдбери просто не имеет ни малейшей склонности к большим литературным формам.
Иллюзия эта была разрушена писателем сравнительно недавно, когда - в самом начале 1995 года - он издал возможно лучшее и несомненно итоговое своё произведение - роман "Смерть - дело одинокое". С тех пор он выпустил только два сборника рассказов, о последнем из которых - изданном автором в 1997 году - мы сейчас и рассказываем.
Допускаю, что укушенному "Смертью…" - этим "глобальным шедевром" 85-летнего патриарха - читателю будет непросто "въехать" в маленький сборник незатейливых стариковских новелл, сотканных из историй без морали и запоздалых юношеских воспоминаний: вот старый шулер на покое, так и не сумевший разоблачить своего молодого коллегу; старые вояки, перебивающие хлеб создания "великих иллюзий" у молодых специалистов кинокомпании "Метро-Голдвин-Майер"; престарелый покойник, как ни в чём не бывало явившийся "на стаканчик виски" к своему пожилому приятелю и вдруг… эротические переживания 12-летних подростков, блестяще иллюстрирующие то, на чём держится его последний шедевр, - механизм возникновения литературного триллера.
Рассказы без морали, без "соли", без так свойственной ему в былые годы поэзии и невероятного мастерства литературного стиля - истории как таковые - не сами рассказы даже, а их скелеты. Но вот, что поразительно: название сборника - "Вождение вслепую" - оправдывается Брэдбери на 150 %. Старик достиг такого мастерства, что, кажется - завяжи ему глаза, заткни кляпом рот, прикуй наручниками к стулу, - и он нацарапает очередной рассказ большим пальцем левой ноги на цементных плитах пола.
Вот так возьмёт и нацарапает.
Честное слово!



Connection with the database couldn't be made.
Access denied for user 'gurnal'@'localhost' (using password: YES)